Танец... музыка.. театр.. в спектале история солдата. ридус

Танец... музыка.. театр.. в спектале история солдата. ридус

Танец... музыка.. театр.. в спектале история солдата. ридус

Танец... музыка.. театр.. в спектале история солдата. ридус

Танец... музыка.. театр.. в спектале история солдата. ридус

Танец... музыка.. театр.. в спектале история солдата. ридус

Танец... музыка.. театр.. в спектале история солдата. ридус

Мария Заплечная (выпускница Роттердамской Академии танца, хореограф-педагог) рассказывает свои впечатления, — «Я училась и жила в Голландии, поэтому была готова к определенному стилю Гая Вайцмана, знала эту школу. Если говорить о ней в двух словах, то это очень четкая, динамичная хореография. В английском языке для этого есть самый подходящий эпитет — precise. Спектакль «История солдата» действительно требует точности. В движениях, телах танцоров ощутима боль, которая есть и в тексте.»

Танец... музыка.. театр.. в спектале история солдата. ридус

«И это необычно для самого Гая, его хореография обычно мягче. При этом сложность исполнения для меня не является главным показателем. За трюками под потолком можно прийти в цирк. Для меня было важно, что моему телу хочется высказаться на эту тему, прочувствовать ее на себе. Моя роль в спектакле — мать солдата и вдова. Женское начало дает спектаклю больше глубины. Ты оцениваешь тему войны не просто с точки зрения драки и сражения, а со стороны человека из нормальной, привычной жизни, который любит и ждет домой. Что удивительно, в этом спектакле больше жизни, чем смерти. Он заряжает тебя энергией и придает сил.»

Танец... музыка.. театр.. в спектале история солдата. ридус

Танец... музыка.. театр.. в спектале история солдата. ридус

Танец... музыка.. театр.. в спектале история солдата. ридус

Танец... музыка.. театр.. в спектале история солдата. ридус

Танец... музыка.. театр.. в спектале история солдата. ридус

Танец... музыка.. театр.. в спектале история солдата. ридус

«Я играю солдата, точнее, его синдром. Здесь важно передать ощущение отрыва от реальности. И это не просто дискомфорт и страх, это ужас, который ты испытываешь каждое утро, открывая глаза. Моя роль — это недосказанность, которая осталась между миром и ушедшим на войну солдатом, вернувшимся оттуда призраком. Для того чтобы станцевать эти эмоции, нужен определенный заряд, который ты получаешь, в том числе, и от присутствия на сцене настоящего очевидца событий, описанных в спектакле», — рассказывает Роман Андрейкин (лауреат «Золотой маски», 2002 г.).

Танец... музыка.. театр.. в спектале история солдата. ридус

Танец... музыка.. театр.. в спектале история солдата. ридус

Танец... музыка.. театр.. в спектале история солдата. ридус

Танец... музыка.. театр.. в спектале история солдата. ридус

Танец... музыка.. театр.. в спектале история солдата. ридус

Полина Пшиндина о спектале, — «Хореография в «Истории солдата» стала для меня экспериментом. Это довольно жесткие и фиксированные позы, которые сочетаются с очень гибким корпусом. И в этом есть своя гармония. Мой образ – это демоны, возвращающие героя в нелегкие для него времена, тянущие за собой в мучительное прошлое. Интересно, что герой не видит нас во время действия спектакля, он может только почувствовать своих демонов, потому что мы находимся в масках. Но в какой-то момент мы их снимаем и одеваем повязку на глаза героя, чтобы оставить его наедине с самим собой, без соблазнов и искушений»

Танец... музыка.. театр.. в спектале история солдата. ридус

Танец... музыка.. театр.. в спектале история солдата. ридус
Спектакль можно будет увидеть 14,15 сентября в Цехе Белого на «Винзаводе».

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl+Enter

Источник: http://www.ridus.ru/news/45420/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*
Сайт